Шрифт Helvetica в дилогии «Trainspotting»

В 1996‑м вся типографика рекламной кампании фильма Trainspotting [На игле] была выполнена одной из самых знаковых и популярных шрифтовых гарнитур 20-го века – Helvetica. Ее всецелое присутствие в картине Дэнни Бойла подарило нам один из самых ярких и запоминающихся союзов шрифта и кино. Давайте разбираться по порядку почему же так вышло.

Откуда взялась Helvetica?

Она зародилась во второй половине 1950‑х из уже существующего и принадлежащего швейцарской шрифтовой фирме Хаас шрифта Haas Grotesk [весьма оригинальное название]. Явили миру его переосмысленный вариант дизайнер Макс Мидингер и Эдуард Хоффман, руководивший им. Мидингер превратил Haas Grotesk в современный, соответствующий всем канонам швейцарской школы дизайна [функциональность и простота], шрифт, назвав его прямолинейно и просто – Neue [новый] Haas Grotesk [и еще разок весьма оригинальное название]. В 1961‑м немецкая фирма Штемпель выпускает творение Мидингера, сделав одну определяющую поправку — они меняют название с Neue Haas Grotesk на Helvetica [швейцарский], изначальным же вариантом было Helvetia [латинское название Швейцарии].

Почему она так популярна?

Текст, как малого, так и крупного размера набранный ею весьма приятен глазу, поэтому его прочтение процесс простой и не вызывающий затруднений. Шрифт сочетает в себе идеальное соотношение белого [контрформы внутри букв] и черного, из-за этого каждое слово выглядит законченным и выверенным. При этом посыл, который доносится через набранный им текст кажется нейтральным и гармоничным, Гельветика как будто содержит в себе подобие стержня, определяющего ее характер, который приходится по душе большинству.

Примерно так выглядит швейцарский стиль в моей интерпретации

Зачем она нужна в кино?

Ее облик нейтрален, благодаря этому выполняется главная миссия шрифта, суть которой не развлекать, а доносить определенное сообщение, но всё же стоит признать, что делает она это красиво. Анализируя кинопостеры, выходившие после 1960‑х невозможно не натолкнуться на семейство Helvetica, попадавшее в разные руки: умелое внедрение, непрофессиональное подражание моде или игра в тонкий, но притягательно-понятный минимализм, заключенный в непосредственной фокусировке на названии. Популярность этого швейцарского шрифта среди дизайнеров, изготавливающих опенинги, титры, а также элементы промо-кампании и студий, которые их заказывают, базируется на всех очевидных преимуществах магнум опуса Мидингера и еще нескольких особенностях жанра киноплаката. Helvetica:

  • не портит целостность композиции / не «задевает» идею;
  • максимально утилитарна и функциональна;
  • содержит огромное семейство шрифтов на любой вкус;
  • является самым «проверенным» и узнаваемым шрифтом [«Не знаешь какой выбрать шрифт – выбери Helvetica!»];
  • отлично читается при любом размере;
  • часто не требует дополнительной обработки [удачно «вписывается» в своем первозданном виде];
  • ассоциируется со множеством успешных картин;
  • по мнению многих дизайнеров, работавших как в 1960‑е, так и в 2010‑е, представляет собой идеальный шрифт;
  • единственный шрифт, которому посвящен целый документальный фильм.

Helvetica & Trainspotting

Окунуться в атмосферу и поймать нужный настрой должна помочь песня Игги Попа, открывающая фильм, а у многих и ассоциирующаяся в первую очередь с ним.

Когда Trainspotting снимался, Гельветика уже начинала ощущать кризис среднего возраста – ей было 39 лет. Она повидала многое, как в Европе, так впоследствии и в Америке; ее неустанно критиковали, переиздавали, при этом добавляя в семейство больше шрифтов и придумывая к ним разнообразные начертания. Не сказать, что Гельветика отмотала своё и приползла на раннюю пенсию, нет, скорее наоборот, она была полна сил, но ее повсеместность утомила дизайнеров и даже людей, не особо интересующихся таким незаменимым визуальным элементом нашей жизни, как шрифт. Но всегда стоит учитывать мастерство, ведь любой, даже плохой с каких-то определенных сторон или просто устаревший шрифт, может найти себя и добиться поставленной перед ним задачи [вы только вспомните используемые до сих пор Bodoni или Didot, сконструированные еще в конце 18-го века].

Английская студия графического дизайна Stylorouge, которой было поручено сделать визуал промо-кампании Trainspotting, решила рискнуть вдвойне: они сделали по-настоящему много разнообразных, но единых в своем минималистичном стиле постеров и поставили максимальный акцент на шрифт. Дизайнер Себастьян Лестер из корпорации Monotype лаконично прокомментировал роль выбранного шрифта: «Гельветика ассоциируется с модернизмом и минимализмом, он чист, прост и упорядочен». Глядите, что они сотворили:К слову, была выбрана не классическая Гельветика, а Neue [новая] в Medium-начертании [+кое-где замечен Bold], выпущенная в 1983-м. Нормальному человеку отличить оригинал от обновленной версии будет непросто, поэтому будем этими самыми людьми и продолжим.

Главный дизайнер проекта Марк Блэмэйр, являясь большим фанатом творчества Сола Басса и противником постеров с упором на маркетинг, а не на дизайн, сделал свое видение фильма без лишних элементов, отвлекающих от главного. При этом риск выбора именно Гельветики, легко оправдывается, прямо вписываясь в задумку фильма: в Великобритании этим шрифтом пишется расписание поездов на вокзале, а также наименования лекарств, что прямо отсылает нас к наркотической тематике фильма и его названию. Элементы концепт‑арта, такие как черно‑белые фотографии героев, белый текст, оранжевый фон и таблицы, напоминающие рецепты или расписание поездов, прекрасно гармонируют друг с другом, не «перетягивая одеяло» на себя. Весьма просто, но именно это делает графическую часть промо-кампании На игле одной из самых запоминающихся и достойных за всю историю. Благодаря ей мир увидел первый яркий пример индивидуальных постеров: они выдержаны в стилистике основных и представляют собой набор пазлов, постепенно складывающихся воедино, раскрывая при этом каждого из персонажей, давая рассмотреть их поближе.

А вот так выглядят названия картин в их опенингах: 1996-й и 2017-й гг. соответственно; в первом варианте применен тот же эффект, что на первом общем постере [в Photoshop это именуется «размытием в движении»]

Второе дыхание

Спустя 20 лет и нелепую ссору с исполнителем одной из главных ролей Юэном МакГрегором, режиссер Дэнни Бойл всё же снимает продолжение Trainspotting. Оно получилось добротным, а в некоторых моментах и вовсе переплюнуло оригинал. Считаю, что именно так должны выглядеть качественные сиквелы, где ощущается прошедшее время и изменения персонажей. Зато, к счастью, прежним остался стиль всех промо-постеров:
На этот раз ими занималась студия Empire Design, которая трепетно отнеслась к наследию и создала очень качественную аскетичную подборку, основанную на старых приемах. Из-за этого промо не смотрится по-новаторски, но моментально схватывается и выглядит очень свежо. Гельветика до сих пор хороша и тут дело либо в ее бессмертии, либо в образовавшейся ностальгии. Она стала одним из главнейших компонентов этих постеров, которые представить с другим шрифтом практически невозможно, точно также, как, например, с иным фоном или фотографиями в цвете. Общая композиция стилистики промо Трейнспоттинга это уже полноценный бренд – его любят и узнают. Здесь одновременно сочетается изысканность и бунтарство, перфекционизм и безрассудство, даже добро [отличный дизайн и фильм] и зло [наркотическая тематика сюжета]. Я люблю эти постеры за их простоту и запоминаемость, точно также как и уже много раз упомянутый шрифт. Их можно критиковать и недооценивать, но это культовые вещи, силу которых просто стоит признать.

Были ли еще кинопостеры, с которыми Helvetica дружила так крепко?

Да, но до Трейнспоттинга им далеко, либо я еще просто не наткнулся на такие запоминающиеся примеры. В 1970-е, когда на экранах появился Заводной апельсин, Гельветика считалась самым свежим и прогрессивным веянием шрифтового дизайна. И думаю, Кубрик был не последним человеком, который заявил, что неплохо было бы использовать именно её на постере. Кстати, режиссер являлся ярым фанатом шрифта Futura, про который мы поговорим в отдельном посте. В итоге, Гельветикой выполняется лишь слоган, но эффект определенного шарма был безусловно достигнут [особенно цепляет, что это черный текст на белом фоне – идеально]. В конце 70-х плакат к фильму Чужой украшается швейцарским гротеском уже по-взрослому — его жирным Black-начертанием и заглавными буквами пишется название фильма, который вскоре, как и его постер становится культовым.

Всё это было в прошлом веке, а что же сейчас?

На данный момент существует лишь единственное по моим оценкам наикрутейшее применение данной гарнитуры в кинопостере 21-го века. Ремейк Забавных игр отличает весьма интересная творческая работа – гиперреалистичная фотография плачущей, поймавшей безысходность Наоми Уоттс крупным планом и компактная надпись FUNNY GAMES вновь жирным начертанием и прописными буквами. Всё это слегка вводит в ступор — с одной стороны, хочется сказать о том, что дизайнер промахнулся и выбрал Гельветику там, где ее нельзя выбирать [всё же такое бывает?]. Но только вот проблема в том, что она абсолютно универсальна и в этом случае ошибка уже начинает заигрывать с нами. Мы задаемся вопросом: почему выбран такой шрифт? Какие еще забавные игры, когда на постере изображено страдание? Чувствуется несправедливость, перемешанная с необратимостью, которыми как раз и пропитана эта картина. В общем, постер и Гельветика на высоте.


На сегодня всё, вот такой вышел пост-возвращение, надеюсь вам было интересно. Любите кино и подписывайтесь на паблик.

Просмотров: 220
  • Ti

    follow me everywhere — so pafosno